Познакомилась с психически больными

Как власть имущие отнимают жилье у психически больных - МК

познакомилась с психически больными

КЛИНИКО-СОЦИАЛЫШ1 ХАРАКТЕРИСТИКА ПСИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ .. близких родственников, познакомились с алкоголем раньше 10 лет. в качестве режиссеров приглашаются психически больные люди и с кем познакомились, знаем многих, кто пытается противостоять. В одной, рассчитанной на 30 коек, находились психически больные люди по Вскоре Ольга Михайловна изучила истории болезни и познакомилась со.

Дорогомиловский прокурор обратился в суд в интересах Федорова. И там выяснилось, что в квартире Федорова проживают В. Владелец квартиры в глаза их не видел и не знает, кто они такие, а они утверждали, что оказались в пустующей квартире на основании устной договоренности с неким Александром, который якобы является родственником Федорова. Ответчики в суд не явились, никаких документов на право пользования квартирой психически больного В.

Федорова они не представили. И в сентябре года решением суда иск прокурора о выселении четырех самозваных жильцов был удовлетворен. Двое выселились, а двое остались.

Познакомилась с мужчиной, но оказалось, что он психически больной

А почему бы и нет? Их ведь никто не беспокоит, а решение суда для них — просто бумажка. Отсутствует пунктик Александр Юдасин был прописан по адресу: Москва, проезд Кадомцева, На принудительном лечении находится с года.

При обмене паспорта больного администрация обратилась в милицию с просьбой поставить штамп о его регистрации. И тут выяснилось, что еще в году кто-то приватизировал его 2-комнатную квартиру и выписал Александра Борисовича из Москвы в деревню Аршиницы Урганского района Смоленской области, а в его квартире проживает семья Лукьяновых. Пришлось искать защиты в прокуратуре Москвы, которая инициировала проверку, а затем предъявила в Останкинский суд иск о признании недействительным договора купли-продажи квартиры Юдасина и выселении семьи Лукьяновых.

Решением Останкинского суда от 24 июня года приватизация и договор купли-продажи квартиры Юдасина были признаны недействительными. Дайте нам справку о том, что вам нужна справка… Администрация больницы продолжает переписку с компетентными органами.

познакомилась с психически больными

Ну зачем бомжу квартира? Олег Ленидович Шевцов потерял московскую прописку в связи с очередной судимостью еще в далеком году. То есть на принудительное лечение он прибыл как лицо без определенного места жительства. В конце концов больнице удалось получить жилье для Шевцова — и в году его на пять лет зарегистрировали в однокомнатной квартире. Осенью года медсестра отделения поехала проверить, все ли там в порядке.

И оказалось, что в квартире давно проживают посторонние люди.

познакомилась с психически больными

Написали заявление в Кузьминскую межрайонную прокуратуру, прокуратура поручила ОВД Кузьминки провести проверку. Тогда Шевцов обратился в департамент жилищной политики с просьбой о продлении договора социального найма квартиры, что положено по закону. Главный врач больницы написал М.

Макаров поставил в затянувшейся дискуссии жирную точку: Хлопаешь глазами и слов не подберешь. Шевцову обязаны предоставить жилье — и это единственный вариант решения вопроса, а не один из вариантов, как изящно выразился М. Но чтобы не давать драгоценную московскую квартиру психически больному человеку, можно устроить затяжную дискуссию с главным врачом больницы — глядишь, вопрос решится сам собой, ведь больные нередко умирают… Бомба в тетрадке История Виктора Николаевича Оленева — это сюжет для фильма, который, без сомнения, получит главный приз на главном кинофестивале мира.

познакомилась с психически больными

Оленев жил один в 2-комнатной квартире на улице Свободы, В один прекрасный день он поехал в редакцию большого литературного журнала, чтобы показать свои стихи. Он долго сидел в приемной, а в 18 часов сотрудник редакции вышел и сказал ему, что рабочий день закончен и он уже не успеет ознакомиться с рукописью. Мы вам обязательно позвоним. И Виктор Николаевич поехал домой и пять суток сидел у телефона, ожидая звонка.

К этому времени у него закончился хлеб, а пенсию еще не принесли. И он решил пойти в ближайшую булочную и попросить у знакомой продавщицы г хлеба. А чтобы она не подумала, что он лентяй и бездельник, Оленев прихватил с собой толстую тетрадку с романом, над которым давно трудился. И вот, войдя в булочную, он сказал продавщице: Он-то имел в виду будущий успех своего замечательного произведения, а дама взяла, да и вызвала милицию.

И в августе го Оленева признали виновным в заведомо ложном сообщении о террористическом акте, статья УК РФ. И вот в феврале года от имени Оленева кто-то выдал две доверенности на имя некой Ю. Егоровой для оформления приватизации, удостоверенные нотариусом Москвы Н. В марте года на имя Оленева было оформлено право собственности на квартиру, а в апреле того же года заключен договор купли-продажи с Зиядом Багировым и его женой Марией Карповой.

Потом в больницу приехал следователь, а по факту мошенничества с квартирой Оленева возбудили уголовное. Согласно заключению почерковедческой экспертизы, договор купли-продажи, а также доверенности от имени Оленева, заявление о регистрации сделки с квартирой и расписка о получении документов выполнены не Оленевым.

В феврале года Тушинский суд вынес решение о выселении Н. Поняевой из квартиры Оленева. Однако Поняева обжаловала это решение. И вот уже два года администрация больницы не может добиться ответа из Мосгорсуда и ничего не знает о приключениях мадам Поняевой, которая ожесточенно борется за квартиру Оленева.

Виктор Николаевич Оленев не представляет никакой опасности для общества и никогда, конечно, не представлял. Уже много лет назад он мог быть выписан из больницы, но у него украли квартиру. И если мадам Поняева одержит в этой борьбе верх, он до конца своих дней останется в больнице, потому что больше ему идти некуда.

Каждая история представляет собой образец изощренного издевательства над психически больным человеком с участием сотрудников правоохранительных органов, работников жилконтор, чиновников, нотариусов и.

познакомилась с психически больными

Ничего неразрешимого, необъяснимого или загадочного в этих историях нет, и никогда не. Но мошенники искусно превращают простейший сюжет в запутанный клубок. Они же знают, что такой больной защитить себя не сможет. А государство — ну что государство, это ведь механизм, а он не знает жалости.

Главный врач Владимир Стефанович Воронин работает в больнице 40 лет, и столько же — его заместитель, Юрий Тевьевич Каганович. Случай уникальный, о нем уже давно стоило бы написать книгу. Они там не работают — это священнослужители.

И вот эти доисторические люди насмерть бьются за своих пациентов, у которых украли жилье. Если прочитать всю их переписку с разными инстанциями, получится произведение, которому романы Дюма и в подметки не годятся. Это не дежурные отписки, это отечественная война. И Воронин, и Каганович, и все врачи больницы делают для пациентов то, что могут сделать для человека только родители.

По каждому сюжету нужно проводить отдельное расследование. Ведь эти одиннадцать историй — это бесспорно установленные случаи мошенничества с квартирами. А сколько их на самом деле — только предстоит выяснить. Это сколько же квартир пропадает за просто так! Поведение и реакции сестры должны успокаивающе влиять на больных. Как же работает сестра с психически больными?

Какова психологическая техника этой работы? О развитии в этой области свидетельствует и тот факт, что благодаря результатам, достигнутым на основе индивидуальной работы сестер с отдельными психически больными, появился даже новый термин: Все это следует развивать, углублять и соответственно использовать на практике. Значение и того, и другого состоит в том, что в психиатрии откуда, собственно говоря, и началось развитие техники психологической работы с больными любого профиля развитие и совершенствование поведения лечащего персонала уже само по себе может привести к дальнейшим успехам в лечебной деятельности.

Как власть имущие отнимают жилье у психически больных

В нашем поведении заключено множество таких сил, которые могут оказать больному помощь. Сестра многое может сделать уже благодаря своему умению понять ход мыслей больного. Как уже об этом говорилось выше см. Суть нового подхода состоит в том, что весь процесс ухода планируется на основании индивидуальных запросов, потребностей больного. Процесс начинается с наблюдения за больным, продолжается оценкой полученных результатов этого наблюдения, а затем и составлением плана ухода за больным и его исполнением.

План ухода за больным строится на коррекции недостатков. В заключение оценивают план в целом, и если не достигают намеченных результатов в ходе его выполнения, то в план вносят коррективы, изменяют метод. Понять психически больного — совсем не. Психически больные в корне отличаются от больных иных профилей прежде всего нарушением познавательной деятельности, правильных связей с действительностью.

Всем, кому свойственно стремление понять психически больного, приходится в работе с ним сталкиваться со всеми этими трудностями. Устарел тот взгляд, что при наличии у больного навязчивых или бредовых идей не может быть места возражениям. Естественно, снисходительной рациональности в спорах нужно избегать. Хорошая сестра умеет следовать тому ходу мыслей, который характерен для больного. Особенно трудно это тогда, когда бредовые идеи приводят больных к обвинениям в адрес лечащих их людей: Особенно трудно понять спутанного, беспокойного больного.

Разорванность, бессвязность мышления при острой шизофрении или состояние спутанности при каком-либо остром экзогенном психозе может вызвать у персонала неприятное чувство, страх, беспокойство. В работе с психически больными важным является и умение сестер понять эмоциональный мир, мир чувств своих подопечных.

Здесь уже понимание скорее сводится к прочувствованию, означая высокое мастерство. Могут возникнуть самые различные проблемы, конфликты, о которых больной поскольку он постоянно занят ими после беседы с врачом говорит и сестре. Колебания чувств, постоянная робость и нерешительность, рефлексия и пр.

Поддержка сестры, сочувствие и понимание с ее стороны очень важны для больного. К тому же следует помнить, что дача советов — задача врача У больных закрытых отделений, как правило, приходится встречаться со значительно более серьезными формами страхов и тревоги, панических состояний, чем в обычной медицинской практике.

Тревожная депрессия у таких больных может проявляться со страшной силой и выразиться в боязни всех и всего, в безумном трепете перед всем на свете. Встречаются и такие реакции, когда невыносимый страх находит свое проявление в двигательном беспокойстве. Переживания страха и тревоги, апокалиптические по своей силе, могут быть связаны с бредовыми идеями. Сами бредовые идеи могут содержать много ужасающих элементов.

Бред преследования, отравления, самообвинения может держать больных в тисках постоянного страха и тревоги. Понять эти переживания нелегко, поскольку, как об этом уже говорилось выше, здесь следует учитывать не только страхи больных, но и тех, кто их лечит.

Страхи, испытываемые самой медицинской сестрой, могут выражаться в разных формах. Они не только мешают сестре понять больного, борющегося с сильным беспокойством, очень взволнованного.